За что можно не любить психологов?

1. Если вам удастся влюбить в себя психолога или вы откроете ему свои романтические чувства, вместо прямого ответа вы получите обсуждение того, что такое перенос и какое это имеет к вам отношение. При этом велика вероятность того, что о чувствах терапевта вы так и не узнаете. Это зависит, от степени его честности с самим собой, умения говорить не только то, что приятно услышать, а также от терапевтической школы, к которой принадлежит психотерапевт (существуют направления, которые считают неприемлемыми «Я-высказывания» психолога).

2. Психологи долго учатся, осваивают специальную литературу, а в результате часто живут в своем психологическом мире, со своей системой описаний и объяснений, забывая, что могут существовать другие не менее реальные стабильные во времени миры, где все перевернуто «с ног на голову».

3. Психолог в силу своей профессии привык видеть мир «усложненно», поэтому он может пытаться видеть «подвох» там, где его замечать не следует. В грубых случаях, со стороны это может выглядеть как зависть в те моменты, когда у вас «все хорошо». Победите «внутреннего психолога», если вам кажется, что у вас все хорошо — значит так и есть!

4. Психологи как никто другой хотят «все контролировать». Психолог — человек, который изначально хотел контролировать свою судьбу, переломить ее, повлиять на то, что должно было сложиться стихийно, а затем воспроизводиться в разных формах. Восточная философия принятия жизни, априорной благодарности и не вторжения в естественный ход событий не всегда совпадают с ценностями наиболее распространившихся психотерапевтических направлений (психоанализа, когнитивной терапии, гештальта).

5. Психологи по долгу профессии «неуловимы». Чем профессиональней психолог, тем меньше у него остается непоколебимых ценностных позиций, по крайней мере, в отношении других людей. Он стремится одинаково симпатизировать всем своим клиентам — и праведнице, и предателю, и даже убийце — научается не иметь оценочных суждений, ведь это наиболее важное качество профессиональной успешности и эмоциональной защищенности в процессе работы. Со стороны кажется, что психолог «лицемерит», не дает ясных ответов на очевидные вопросы, подразумевающие «да» или «нет». Но, возможно, психолог не лицемерит, он стирал эту границу все те годы, что работает. И, может быть, у него получилось.

6. Психологи невольно оценивают людей с точки зрения того, что им может дать личная терапия. Со временем психологи часто научаются не смотреть на близких «профессионально», потому что ни к чему хорошему это не приводит, но случайный сосед, герой фильма или книги не остаются обделенными экспресс-анализом внутренних конфликтов.

7. Психологи любят собираться группками. Есть большие авторитетные группки, есть более маленькие. Чем более авторитетная группка, тем более жесткие в ней существуют правила о том, как необходимо реализовывать свой профессиональный долг. Одиночные психологи вызывают много вопросов. Первый — насколько они компетентны? Со стороны может показаться, что в глубине души психологи очень не уверенны в себе, раз держатся за свои правила даже тогда, когда это кажется совершенно неуместным, но возможно это обостренное чувство ответственности является неизбежной добавкой к их желанию помочь. Психологи очень любят людей (в противном случае просто не удерживаются в профессии) и даже могут чувствовать себя ответственными за чужое счастье в большей или меньшей степени.

Ссылка на источник