Взрослый детский нарциссизм

Случалось ли вам оказываться в среде людей, которые бы относились к вам достаточно агрессивно, при этом не проявляя такую агрессию прямо? Бывает, начальство на работе повесит на вас одну-две новые обязанности – так, до кучи и мимоходом, просто потому что надо же кому-то это делать. Или получаете раз в день телефонный звонок от матери, которой вы – о ужас – не сообщали о себе вот уже несколько часов, и потому слышите в очередной раз, что вы – плохая дочь или плохой сын. А еще вас могут активно не любить за то, что у вас что-то получилось лучше или вообще получилось, пусть вы это и не считаете достижением. Иными словами, если кому-то очень нужно – он найдет, как откусить от вас еще кусочек.

Такая эгоистичность ранит нас, и мы вполне оправданно считаем, что не сделали ничего, чтобы ее спровоцировать. Но хитрость в том, что провоцировать ее нет нужды: нарциссизм, в той или иной мере проявляющийся у этих людей, постоянно требует новых жертв, чтобы заглушить собственные чувства стыда, неуверенности, зависти и страха через подчинение, эксплуатацию и унижение другого.

Как и почти все наши внутренние враги, нарциссизм появился у нас в детстве. Тогда, ощущая себя с его помощью могущественными и неуязвимыми, мы исследовали мир, в общем-то достаточно агрессивно по отношению к нам настроенный. Однако части детей родители дают возможность столкнуться с горячей конфоркой и понять ограниченность своих возможностей, части же родителей нужен совершенный ребенок – потому «право на все» ими только подпитывается, и нарциссизм передается от родителя к ребенку почти по-вампирски: чтобы ребенок стал нарциссом, мать его кусает.

Практика: Хотчкис приводит случай Кристины, бывшей студентки одного университета, получавшей диплом МВА, и решившей для разнообразия посетить курс литературы. Деннис, преподаватель курса, фактически читал все лекции ей, не обращая внимания на остальных студентов, она полюбила его и жила какое-то время с ним. Ей бросалось в глаза его полное нежелание обсуждать ее карьерные планы, а когда ее пригласили продолжить обучение в университете Нью-Йорка, он заставил ее сделать выбор между собой и обучением.

Она сделал выбор в его пользу, однако с тех пор каждая неурядица, каждое небольшое происшествие или неудача оборачивались для нее тяжелой задачей: Деннис не просто расстраивался, он злился, много завидовал, и вся ее жизнь свелась к тому, чтобы постоянно поддерживать его настроение на каком-то оптимальном уровне.Когда же у них родился сын с заячьей губой, она начала чувствовать, что Деннис ее ненавидит.

До тех пор, пока она подтверждала его грандиозность, все шло идеально, но стоило какому-то обстоятельству привести его к мысли о том, что он чем-то такой, как все, или в чем-то хуже, его нарциссизм требовал вернуть любым способом иллюзию грандиозности обратно. Поскольку иметь сложное мнение о своем партнере (видеть как достоинства, так и недостатки) нарциссическая личность неспособна, Кристина быстро впадала в немилость. А рождение недостаточно совершенного ребенка стало чем-то напоминающим смертный грех.

Любовь к нарциссической личности, как и нарциссизм последней, прослеживается опять-таки до детства: нарциссический родитель, независимо от того, возвеличивает он или унижает своего ребенка, подчиняет всю его жизнь своим интересам. Такая форма зависимости становится привычной, и,уже будучи взрослым, человек тянется к партнерам, напоминающим родителей: таким же восхитительно грандиозным и нарциссичным.

Совет: жить полноценной жизнью и при этом не сталкиваться с нарциссичными личностями невозможно, равно как и изменить поведение последних, указав им на их нарциссизм. Пожалуй, единственными действенными способами минимизировать для себя вред от общения с ними, будет выстраивание границ и более трезвый взгляд на их привлекательность для себя.

Написано для ruspioner.ru.

Ссылка на источник