Тема обсуждения: «нелюбимые дети» и их взрослая жизнь


Е.П.: Какие бывают виды «нелюбимого ребенка», например, — нежданный ребенок, или не того пола, которого хотели родители, или не столь красивый/умный/талантливый. Какие еще есть причины не любви родителей?

— «Нелюбимый» ребенок, это в первую очередь тот ребенок, который искренне верит, что его не любят родители. Любой ребенок не застрахован от того, чтобы почувствовать себя нелюбимым, независимо от реальных чувств и действий родителей. Для обретения психологической зрелости очень важно научиться замечать, какие формы любви способен предлагать каждый конкретный родитель и не ожидать от него тех способов выражения любви, которые он все равно дать не сможет. Например, есть такие родители, которые умеют выражать любовь только через конкретные действия — приготовление еды, материальную помощь. «Эмоционально теплый» разговор или интеллектуальные дискуссии о науке, искусстве, бизнесе могут находиться за пределами возможностей, способностей родителей. Ребенок при этом может продолжать отчаянно ждать того, в чем нуждается, а родитель чувствует себя беспомощным и даже не может понять, что от него требуется. Дети невольно узнают, как выражают свою любовь другие родители и могут хотеть изменений в своих отношениях с мамой или папой.

Если ребенок не единственный в семье, все силы родителей должны быть брошены на то, чтобы показать детям, что они равно любимы, равно значимы, ценны и уникальны. Но дети будут соперничать друг с другом не только за любовь, а также за возможность получить исключительное отношение к себе. Те, кто не станут фаворитами, с высокой степенью вероятности получат очень болезненный и неприятный опыт. Это неизбежное противостояние в семьях с несколькими детьми может усугубиться, если родители поддаются искушению выделить «любимчиков», которых могут выбирать за заслуги, таланты, хорошее поведение или характер.

Наиболее травматичным опыт сиблингов будет в том случае, если родительский «выбор» будет связан с качествами, на которые ребенок никак не может повлиять. Например, в семье, где 3 девочки и один мальчик, мать может возлагать большие надежды именно на мальчика. Тогда девочкам придется жить не только с ощущением, что они однажды уже не были выбраны для любви, но и с представлением, что девочки в целом «хуже» мальчиков, менее ценны.

Е.П.: Если ребенок растет в «тени» другого ребенка, чувствует, что его любят меньше, какие негативные последствия, его ждут уже во взрослом возрасте?

— Как и многим другим детям, ему предстоит проделать определенную внутреннюю работу для того, чтобы уменьшить влияние прошлого на свою актуальную жизнь и будущее. Надо сказать, многим удается проделать эту работу интуитивно, «своими силами».

По классификации Клода Штайнера можно выделить 4 вида представлений человека о себе и других:

1. «Я в порядке; Другие в порядке» — это самый благоприятный для развития способ восприятия себя и мира.

2. «Я не в порядке; другие в порядке». Этот способ восприятия себя и мира переживается крайне болезненно изнутри. Но может быть рано или поздно изменен на представление, что и со мной тоже «все в порядке».

А.Адлер писал, что судьба человека — непрерывное преодоление своего комплекса неполноценности. В первую очередь это актуальная тема для тех, кто имеет родных или сводных братьев и сестер. Люди в наибольшей степени эмоционально раненные переживанием собственной неполноценности в детстве могут в будущем стать либо очень успешными, либо укрепиться в переживании собственной беспомощности. В последнем случае человек становится по мере взросления достаточно пассивным и начинает выбирать путь «наименьшего сопротивления» в каких бы то ни было вопросах.

3. «Я в порядке; другие не в порядке». Сложности такого человека — непонимание смыла довериться другому человеку, поверхностные чувства, неспособность увидеть собственный вклад в существующие проблемы. Отсутствие эмоционального отношения к другим людям может делать таких людей способными к жестокости.

4. «Я не в порядке, другие не в порядке». Это самый сложно доступный для положительной трансформации способ переживания себя в мире, который также максимально затрудняет социальную адаптацию.

Е.П.: По своему опыту могу сказать, что старшую сестру мама любила больше, меня рано отправили из дома, в 15 лет, а ее до сих пор опекают и держат рядом (ей 39 уже). Но в итоге я рано стала самостоятельной, и добилась в жизни большего. Получается что у «любимчиков» тоже могут быть негативные последствия во взрослой жизни? Если да, то какие?

— Да, у «любимчиков» свои жизненные сложности — с одной стороны у них может быть меньше мотивации начинать самостоятельную от родителей жизнь, добиваться чего-либо, с другой стороны они могут жить с сильным чувством долга. Например, З.Фрейд был явным фаворитом у своей матери, которая при всей бедности семьи на тот момент выделила ему отдельную комнату (другие члены семьи, включая ее, мужа и нескольких детей жили во второй оставшейся). Она также запрещала кому-либо отвлекать своего сына, когда он занимался. З.Фрейд, вырос любимым ребенком, но вряд ли он был свободен от представления, что ему необходимо оправдать столь исключительное отношение к себе в детстве будущими заслугами.

Е.П.: Опять же из моего опыта, так как я чувствовала себя не любимой, то всегда старалась «заслужить» любовь. Старалась быть идеальной, много работала, занималась фигурой, спортом и т.д. Это конечно грустно, и любви мамы мне так и не дало, но в итоге дало много плюсов в моей же жизни. У меня отличная карьера, фигура, здоровье. Значит у «нелюбимых» тоже есть бонусы? Если да то какие?

— Я бы сказала, что великие подвиги очень часто делаются теми, кто ищет для себя ответы на вопросы — насколько я талантливый, ценный, кто заслуживает любви, что я могу, где предел моих возможностей, как быть действительно нужным? Если говорить про бонусы «нелюбимых» — то это сильный интерес к жизни, к своему делу, к людям, к тому, что есть за пределами родительской семьи. Эти бонусы проявляются в том случае, когда человеку хватило ресурсов пережить то неприятное, что с ним произошло, не отчаявшись.

Е.П.: Изучая истории «не любимых» детей, я заметила что 99% это девочки! Иногда, объясняется это тем, что мальчик опора, продолжатель рода (со слов родителей). Есть ли такая тенденция?

— На мой взгляд, это может быть связано с тем, что, как правило, воспитанием маленьких детей занимается женщина, она же обычно является матерью. Будучи женщиной, она может проявлять больший интерес к мужчинам. Противоположный пол легче идеализируется, более интересен, с ним чаще связаны наиболее сокровенные фантазии. Если бы природой и социальными нормами было обусловлено, что в первые годы жизни именно отцы проводят время с детьми, то ситуация могла бы быть противоположной.

В реальности отцы, если они принимают активную роль в воспитании детей, наравне с матерью или вместо матери, могут «выбирать для любви» именно девочек.

Е.П.: Есть ли еще какая либо статистика по этому поводу?

— Насколько мне известно, в научной психологии эта тема исследовалась в основном с помощью метода case study — описание и исследование случаев. Например, есть хорошая книга: Г. Гринвальд «Знаменитые случаи из практики психоанализа». Случай, представленный Адлером больше всего относится к обсуждаемой теме. Но я могу ошибаться, возможно проводились более масштабные научные исследования о влиянии материнских «предпочтений» на особенности психического развития ребенка. Прикладных исследований и опросов общественного мнения, полагаю было много. Однако данные, полученные в таких исследованиях имеют дело с корреляциями, но не объяснениями причинности.

Нелюбовь матери регулярно рассматривается исследователями, если не как причина, то как фактор будущей предрасположенности ребенка к психическим расстройствам и нарушениям в развитии. Но мы говорим, не о детях, которых не любили, а о детях, к которым относились по другому в сравнении с сиблингами. Таких исследований меньше.

Е.П.: В Англии психологи уже отметили, что соц.сети вынесли на передний план «синдром брата или сестры в тени» — когда люди борются за свой статус, будучи «менее успешными» детьми, есть ли в России такая тенденция?

— Я не искала подобной статистики, но полагаю, что подобные синдромы скорее универсальны и не привязаны к конкретной культуре, как, например, «синдром пустого гнезда». Важно понимать, что такие «синдромы» не есть подлинные научные или медицинские понятия. Они формулируются в ходе прикладных исследований, для того, чтобы описывать некоторые тенденции в обществе.

Е.П.: Как влияет «нелюбовь» родителей к одному из детей на отношения между детьми?

— Ребенок, чувствующий себя нелюбимым, может накапливать обиду, стремиться максимально дистанцироваться от сиблинга. При этом злость на мать, может сочетаться с робкими попытками всё же понравиться ей. Иногда один ребенок может начать считать авторитетом другого ребенка, который завоевал больше родительского одобрения, внимания, пытаться стать похожим на него.

Е.П.: Как быть уже взрослому «нелюбимому ребенку»: как справиться с ощущением вечно второго?

— Первый шаг самый сложный — осознать, что если родитель любит «недостаточно», «неправильно» или отдает предпочтение брату, сестре, то это связано с родителем (его мечтами, надеждами, желаниями, ожиданиями, прошлым), а не способностями и качествами детей. Маленькому ребенку важно думать, что он может повлиять на что угодно. Поэтому если мама не любит, значит ты сам недостаточно хороший, умный, обаятельный. Других объяснений для детского сознания не существует. Но во взрослом возрасте для того, чтобы обрести внутреннее спокойствие, важно уметь различать независимые процессы от тех, на которые можно повлиять.

Вторым шагом может быть — способность забрать эмоции из ситуации. Если мама любит тебя меньше, чем твоего брата или сестру (или по крайней мере есть такое ощущение), то, возможно, это повод отправиться на поиски того, кто готов поставить тебя на первое, а не второе место.

Е.П.: Как справиться со своими обидами?

Оказавшись на «безопасной территории» — успех на работе, создание собственной семьи, где есть возможность чувствовать себя любимой, единственной, желанной — человек может почувствовать готовность или по крайней способность простить родителей. Гораздо дальше от прощения те, кто по-прежнему видит в своей жизни непривлекательные «последствия» своего, в чем-либо не сложившегося, детства. Тогда лучший способ — разрешить себе злиться на родителя, но не «закапываться» в это переживание слишком глубоко и помнить, что впереди будущее, которое можно улучшать маленькими, но уверенными шагами, независимо от того, каким было прошлое.

Е.П.: Как наладить отношения с родителями и с «любимчиком»?

— Справиться со своими обидами — необходимый этап для того, чтобы начать восстанавливать, улучшать отношения с людьми, которые невольно или намеренно ранили.

Е.П.: Если не решать все эти вопросы, какие негативные последствия могут быть?

— Если у человека не получилось справиться со своими детскими травмами, то он может привыкнуть к ощущению беспомощности — невозможности на что-либо повлиять, начнет терять интерес и готовность к чему-то стремиться. Тогда апатия, равнодушие, сниженный эмоциональный фон станут для него обычными состояниями. Могут появляться телесные недуги, как вторично развивающийся процесс.

Существует такой жизненный сценарий, когда человек воспроизводит травматический опыт прошлого, например, выбирает партнера, который будет отдавать предпочтение кому-то или чему-то другому — работе, другим людям. Тогда переживание, что тебя «не выбрали» повторится снова.

Е.П.: Если какие-либо интересные истории из вашей практики, на данную тему?

— Я не имею возможности разглашать какие-то узнаваемые детали из жизни клиентов, но что-то сказать могу.

Я часто взаимодействую с людьми, которым еще только предстоит обрести ощущение, что именно они интересны, незаменимы, достойны любви и могут быть выбраны на первые роли (впереди работы, друзей и других радостей жизни). В наиболее благоприятных случаях недостаток такого ощущения может проявляться в страхе потенциальной измены или таких представлениях как:

  • «Все люди способны на предательство, рассчитывать стоит только на себя, в любой момент все может закончиться — такова природа отношений (при этом и в реальности часто выбирается партнёр, на которого действительно полагаться не стоит)»;
  • «Это нормально (естественно), что партнер много времени уделяет себе, работе, хобби, друзьям и только потом уже мне…»;
  • «Это нормально (естественно), что все оставляют меня один на один с моими трудностями, они же мои…».

Если эта проблема выражена сильнее, у человека могут в принципе не складываться долгосрочные отношения.

Переживание себя «в тени» в сочетании с дефицитом ощущения собственной ценности, нужности другому, можно получить разными способами.

Думаю, сама я начинала с сильной неуверенности, что могу быть для кого-то важней, например, работы (в моей семье все культивировали предельную значимость именно профессиональных амбиций — развития себя в сочетании с пользой обществу), или что кто-то станет для меня доводом номер один в принятии важных решений.

Ощущения, что я кому-то могу быть действительно незаменимо нужна, — не было: в своих представлениях я помещала себя «в тень» великой и ужасной работы, которой все достойные люди должны отдавать большую часть своих сил, времени и душевных устремлений.

В своей практике и в жизни я стараюсь исходить из убеждения, что как бы ни складывалось прошлое, с любого момента и этапа жизни можно начать изменять или улучшать настоящее, запастись терпением, найти помощь и по мере сил действовать, пробуя разные варианты решений.

Ссылка на источник