Счастье в процессе

У каждого бывают времена, когда какой-то внутренний голос настойчиво уверяет нас, что нам все надоело, бессмысленная работа убивает, домашние обязанности давят, нам хочется уйти от всего подальше, чтобы ничего-ничего не делать, в идеале никогда-никогда. То есть, два дня, не дольше, после чего мы – даже в отсутствие работы и прочих внешних давлений – нарушаем обет лени и начинаем чем-то себя занимать, и цикл повторяется.

Мы, так или иначе, стремимся получать удовольствие от нашей жизни, однако, чем больше мы ищем непосредственно удовольствия, тем меньше мы его получаем. Наше бессознательное весьма иронично подходит к этому – занимаясь тем, что нам нравится, мы получаем удовольствие, но ровно до тех пор, пока не занимаемся этим ради удовольствия. Франкл обратил на это внимание и сделал предположение: если сместить фокус с удовольствия к смыслу, мы получим возможность опять получать удовольствие от того, что мы делаем.

Как оказалось, метод работает, но ровно до того момента, пока мы не начинаем искать смысл: как и удовольствие, он ускользает от нас, как только мы фокусируемся на нем. Надо ли говорить, что и удовольствия в этом процессе не так чтобы очень много. Ялом увидел другой выход: быть вовлеченным. По его мнению, до тех пор, пока мы не отдаем себя тому, что мы делаем, целиком, а какая-то наша часть ищет или удовольствие, или смысл, или еще что-то, мы не получим ничего кроме неудовлетворенности.

Практика: доктор Кристофер Ши решил выяснить, почему люди предпочитают что-то делать – пусть это и не кажется им осмысленным или не вызывает достаточно большое удовольствие. В его эксперименте приняло участие 98 человек, которые должны были заполнить два опросника. После того как они заполняли первый, им сообщали, что второй еще только готовится, и им нужно будет 15 минут подождать его.

Пока они ждали, им предлагали сдать первую часть опросника – либо в соседний кабинет, либо в кабинет в другом здании – на расстоянии около 15 минут ходьбы. В обоих случаях они получали по конфете – просто за то, что сдавали опросник. Части испытуемых при этом говорили, что в дальнем кабинете находится другая конфета, но лучше она или хуже – неизвестно.

Как оказалось, если сообщать человеку о том, что в другом кабинете другая конфета, вероятность его выбора в пользу того чтобы потратить 15 минут своего времени и дойти до другого кабинета становится выше 50% (в случае с одинаковыми конфетами вероятность оставалась ниже 50%). При этом такое повышение нельзя объяснить удовольствием – потому что о второй конфете еще ничего не известно, а первая уже нравится.

Как выяснилось в результате, участники, которые потратили свое время на поход в другой кабинет (независимо от того, за другой конфетой они шли или им о другой конфете ничего не сказали) имели лучшее настроение по сравнению с теми, кто в эти 15 минут ничего не делал.

Чтобы окончательно исключить влияние конфеты, Ши провел вторую серию уже на других людях: в ней половине было сказано, что они должны сидеть и ничего не делать 15 минут, пока им не принесут второй опросник, половине – что они должны отнести первый опросник в дальний кабинет. Результаты остались такими же: «ходоки» имели лучшее настроение по сравнению с «лентяями». Конфеты, само собой, получили все.

Из эксперимента следует как очевидный экзистенциальным психологам вывод о том, вовлеченность делает нас более счастливыми, чем леность, так и не менее очевидный вывод о том, что мы, увы, не всегда выбираем то, что для нас лучше.

Совет: иногда, честное слово, лучше не думать, а просто позволять себе жить. Как писал Витгенштейн, «решение проблемы жизни видится в исчезновении проблемы».

Написано для ruspioner.ru.

Ссылка на источник