Pay it forward

Последнее время в постах ЖЖ и на фейсбуке стал замечать высказывания разных людей о том, что проходящему терапию клиенту со временем становится сложно общаться с «нетерапевтированными» людьми из своего окружения. Казалось бы, должно происходить ровно наоборот: терапия помогает научиться выстраивать отношения, слышать и принимать другого, понимать, давать пространство другому и занимать свое, поддерживать и просить поддержку, открываться и ценить открытость другого, доверять. Если все это так, то почему люди пишут, что через несколько лет терапии им стало сложнее?

Когда клиент приходит в терапию, часто происходит так, что с этими (и многими другими) вещами он сталкивается впервые. Ни у кого из нас не было идеального детства, и существует множество семей, в которых, например, не принято выражать чувства, или давать поддержку, или иметь собственное мнение, и так далее. Люди, выросшие в этих семьях, могут даже не подозревать о том, что можно иначе.

Или же клиент может всю свою сознательную жизнь попадать в однотипные травмирующие ситуации, и прийти к внутреннему убеждению о своей малоценности. Или к тому, что другим людям нельзя доверять, что доверие всегда оборачивается болью и разочарованием.

Через какое-то время после начала терапии все эти убеждения, установки и привычки начинают проявляться в отношениях с терапевтом. Одновременно клиент переживает что-то другое, отличное от своего привычного опыта: его ценят, ему дают пространство, он учится доверять и открываться, и никто его за это не стыдит. Часто многие вещи этого порядка клиент переживает впервые в своей жизни. Оказывается в хороших отношениях, которые он совместно с терапевтом может выстраивать — и делать это не так, как привык.

Обратная сторона терапии в том, что клиент начинает видеть, что именно плохо в его отношениях с другими и в том, как вообще многие люди вокруг строят свои отношения, как ранят друг друга. И это не может не отзываться в памяти знакомыми нотками: когда-то это было для клиента приемлемым, «нормальным». Может возникнуть спонтанный импульс — убежать от всего этого в монастырь, подальше от мирской жизни.

К сожалению, хорошие отношения — так, как они понимаются в гуманистических школах психотерапии, — в нашей культуре, по большей части, понимаются иначе. Уважение, право другого быть другим, личное пространство, выражение чувств, чуткость и внимание к собственным потребностям, и многие другие составляющие хороших отношений (и, скажем прямо, хорошей жизни) не считаются априори ценными. Такова селяви: как наша личная история определяет наши взгляды и мировосприятие, так и история народа определяет его культуру, и что выросло — то выросло.

Когда сталкиваешься с этим лицом к лицу, возникает чувство беспомощности, тщетности всех усилий. И странным образом это напоминает чувства клиента, пришедшего впервые к терапевту, когда так жить больше невозможно, а иначе — никогда не будет.

Ответ, как мне кажется, лежит на поверхности: как в случае с отдельным клиентом получить все вышеперечисленные плюсы хороших отношений помогли отношения с терапевтом, так и другие люди могут узнать о том, как это — быть в хороших отношениях — из отношений с уже бывшим клиентом. Это, разумеется, не будут отношения терапевта и клиента: это будут обычные человеческие отношения, которые не могут не иметь определенного терапевтического эффекта.

В менеджменте есть понятие миссии организации — это основная цель, для которой организация появилась. Цель, на достижение которой направлены все отдельные операции и решения, и которая задает больший контекст. Как в притче о трех каменотесах, первый из которых делал кирпичи, второй выкладывал стену, а третий строил храм.

Я верю, что у психотерапии также есть своя миссия. Отдельные терапевты работают с отдельными клиентами, помогая им наполнить свою жизнь. И каждый клиент получает возможность наполнить жизни многих других людей. А те — следующих, и так терапия распространяется далеко за пределы отдельно взятого кабинета.

Разумеется, это не снимает сложностей общения, описанных выше. Но это определенно дает возможность наполнить эти сложности новым содержанием, увидеть больший контекст и полнее проживать свою жизнь. Как писал Франкл: «Не спрашивай, чего можно ждать от жизни, — спрашивай, что жизнь ждет от тебя».

Ссылка на источник