Like, share, repost

Недавно я был на концерте, снимал фрагмент выступления на телефон и заметил, что многие люди вокруг делают то же самое. При этом кто-то делал трансляцию в фейсбук, как и я, кто-то просто снимал. Вначале я стал думать об этом с точки зрения соотношения переживать и владеть, и о том, как часто мы не включаемся в то, что происходит вокруг, и лишаем себя этим чего-то. Тема, конечно, интересная, но на этом концерте меня (и, возможно, других, кто тоже вел трансляцию) описывает не вполне точно. Для меня здесь появляется другая тема: про то, чтобы делиться чем-то.

Когда мы делаем пост у себя на странице, независимо от того, насколько он личный, — мы как будто говорим: «это Я». Мы определяем себя через то, что показываем другим. А, поскольку делимся тем, чем хочется поделиться, то действительно показываем какую-то сторону себя. Страницы в соцсетях позволяют получить впечатление о человеке, даже если там очень мало личной информации, — из того, чем он захотел поделиться, что его затронуло как-то.

Репост новости, красивая фотография, анонс фильма, — все, что у меня вызвало какой-то отклик, становится тем, через что я показываю себя. В чем-то это сильно облегчает общение: я могу лучше узнать человека, почувствовать искреннюю симпатию к нему, даже если общался с ним мало, просто потому, что я слежу за его постами, и он мне в них становится видным как очень приятный человек. Я вижу, какие ценности он разделяет, что ему интересно или важно в мире, во что он себя вкладывает. Если у меня нет другой возможности с ним соприкоснуться, это становится очень ценным.

В офлайновом общении я мог бы этого всего в нем вообще не увидеть, если бы об этом не зашла речь, в соцсетях это часто гораздо более разноплановая, концентрированная и доступная информация. С другой стороны, если я ограничусь только таким пассивным молчаливым восприятием, я рискую начать рисовать образ человека, далекий от него самого, додумывать что-то. Одновременно в соцсетях существует тенденция делиться чем-то, что покажет нас с лучшей стороны. Если это объединить, тогда реальный человек совсем потеряется.

Но мы не просто презентуем себя, мы еще и получаем на это ответ. И, если этот ответ — не молчание, то мы чувствуем себя менее одинокими, мы переживаем, что разделили то, чем поделились, с кем-то. Это можно заметить даже по разнице в чувствах, когда кто-то ставит лайк или комментирует в течение пары минут после нашего поста, или через три дня. В первом случае он видит, слышит или читает буквально то же, что и я. Почти одновременно со мной — так, как было бы, если бы он был совсем рядом. Его нет рядом, но я могу пережить что-то вместе с ним. Когда я делал трансляцию, я это очень ярко почувствовал: люди, которые смотрели ее онлайн, смотрели ее со мной. Лайк через несколько дней переживается совсем не так, а, скорее, как реакция на историю, которую я рассказал.

Общение онлайн не заменяет общения вживую — как письма и телефон не заменили его когда-то. Но они и не должны его заменять: все появляющиеся форматы общения скорее расширяют наши возможности, выступают своего рода надстройками, дополнительными инструментами. Каждый новый формат имеет свои особенности и ограничения, но и в то же время преодолевает какие-то ограничения других форматов. И если не считать его «виртуальным» или «менее настоящим», оно может сделать нашу жизнь богаче.

Люди, которые разделяют со нами что-то в соцсетях, разделяют это на самом деле. Как и в общении вживую, мы понятия не имеем, что именно они при этом чувствуют, но между нами появляется нечто общее. Если этим не пренебрегать, можно пережить близость, обращение, отношения в ситуациях, когда без возможностей онлайн-коммуникации этого бы всего просто не состоялось.

Ссылка на источник