Эрик Эриксон — развитие идентичности


Кризис развития идентичности (характеристики, источники)

Идентичность — это тождественность человека самому себе или твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя. Это субъективное вдохновенное ощущение тождества и целостности (Э.Эриксон). Почему важно изучение проблемы идентичности — потому что формирование идентичности младших поколений лежит на нашей совести

Характеристика возрастных стадий.

  1. (орально-сенсорная стадия) На первом этапе развития решается вопрос базового доверия или недоверия к миру. Ключевая роль матери в положительном решении задачи возраста. Критерий сформированности доверия к миру — способность ребенка спокойно переносить исчезновение матери из поля зрения.
  2. Обретение самостоятельности/ неуверенность в себе (до 4 лет) Негативный вариант в случае, когда взрослые сверхтребовательны/ берут на себя лишнее.
  3. (локомоторно-генитальная/эдипова стадия — 4-6 лет) инициатива/ чувство вины
  4. (6-11 лет) Овладение различными умениями, символиками культуры. Формирование чувства умения и компетенции/ неполноценности. Решающее значение имеет собственное одобрение деятельности.
  5. (11-20 лет) Ключевая для приобретения идентичности. Идентификация я/ смешанная идентичность. Задача стадии — объединение всего, что подросток знает о себе самом как о сыне, школьнике, спортсмене и т.д. в единое целое. Также он должен осмыслить и связать это с прошлым и спроецировать на будущее.
  6. (21-25 лет) Переход к решению уже собственно взрослых задач на базе сформировавшейся психосоциальной идентичности.
  7. (25/50-60 лет) Стадия противоречия между способностью человека к развитию и личностным застоем (медленный регресс личности в процессе обыденной жизни). Награда за овладение способностью к саморазвитию формирование человеческой индивидуальности и неповторимости.
  8. (свыше 60) Обретение покоя/ обречение на безысходное страдание как итог спутанной жизни.

Эпигенетический принцип психического развития. Жизненные циклы.

Смысл эпигенетического (от слова генез) принципа развития заключается в том, что человек в своей жизни проходит определенные фазы развития — последовательность новообразований. Эпигенетический принцип: все, что развивается имеет исходный план развития, в соответствии с которым появляются отдельные части — каждая из которых имеет свое время доминирования — покуда все эти части не составят способного к функционированию целого. 

Стадии развития идентичности

Каждая последующая стадия есть потенциальный кризис вследствие радикального изменения перспективы. Кризис — момент изменения, критический период повышенной уязвимости и возросших потенций.

Чувство базисного доверия («я есть, то, что, надеюсь, я имею и даю»)

Формирующаяся на основании опыта первого года жизни установка по отношению к миру. Базисное недоверие как альтернатива проявляется  в форме выраженного отчуждения — не могу поладить с другими — ухожу в себя.

Оральная стадия — рот является фокусом самого первого совместного с матерью подхода к жизни. Первая часть. Инкорпоративная (вбирающая стадия), на которой ребенок берет то, что ему предлагают. Взять в этом случае означает — воспринять то, что дается. Закладываются основы для того, чтобы самому стать дающим. Нарушения в развитии на этой стадии ведут в будущем к нарушению связей с миром в целом, и в особенности со значимыми людьми. Ранняя фрустрация на этой стадии должна быть скомпенсирована. Причем возможна как горизонтальная компенсация, так и лонгитюдная. На оральной стадии окончательно формируются способности добиваться и получать удовольствие в более активной и определенно направленной деятельности.

Вторая часть. Задача брать и удерживать предметы. Кризис этой стадии состоит в совпадении во времени 3 моментов:

  1. Потребность в активном овладении, приобретении и наблюдении, изменение в оральном механизме (появление зубов)
  2. Растущее осознание себя как отдельной персоны
  3. Постепенный отход матери от ребенка, возвращение ее к своим привычным делам.

Потеря привычной материнской любви может вызвать у ребенка депрессию или хроническое состояние печали.

Именно вопреки всем этим переживаниям. Связанным с депривацией, с покинутостью и формирующим чувство базисного недоверия, должно развиться и установиться чувство базисного доверия. Доверие должно сформироваться не только к жизни, но и к самому себе.

В клинической практике мы говорим об оральном характере, когда пациент имеет нерешенные конфликты этой стадии. Оральный пессимизм, инфантильные страхи быть покинутым, голодным, бесполезным. Может сформироваться качество жадности: жесткая потребность брать, хватать, добывать. Вкусовые привычки, самообман, алчность — выражение определенной слабости оральной уверенности. Оральность — это нормальный субстрат любого индивида. Она проявляется в наших зависимостях и ностальгии. Интеграция этой стадии приводит к комбинации веры и реализма, доверчивости и реалистичности.

Степень доверия зависит от качества взаимоотношения ребенка с матерью. Мать должна сочетать тонкую реакцию на потребности младенца и демонстрировать полную уверенность в контексте взаимного доверия их совместного стиля жизни. Мать должна донести до ребенка, что существует определенный глубокий смысл в том, что они делают.

Для каждой стадии характерны: расширяющиеся либидные потребности, раздвигающийся социальный радиус, дифференцирующиеся способности, качественно новое чувство отчужденности, специфическая психологическая сила (например предпочтение доверия недоверию).

Стадия автономии («я есть то, что я могу свободно желать»)

Анальная стадия: анальный опыт, появление достаточно сформированного стула и общая координация мускульной системы. Борьба за автономию. Развитие сдерживающего отпускающего модуса.

Система действий «удержать» и «отпустить». При благоприятном разрешении конфликта стадии ребенок начинает чувствовать свою автономную волю.

«Держать» может превратиться в деструктивное сдерживание, а может «хранить и оберегать». Оберегать может также подчинять деструктивным силам или означать «пусть будет, пусть идет, как идет». Бессильный против оральных инстинктов, ребенок будет искать удовлетворение посредством орального контроля(сосание пальца, агрессивное поведение с использованием фекалий). Данная стадия становится решающей между доброй волей и полным ненависти самоутверждением, между самовыражением и компульсивным самоограничением и угодливостью. Чувство самоконтроля без потери самоуважения — источник свободной воли. Чувство потери самоконтроля и родительский внешний контроль порождают устойчивую склонность к переживанию сомнения и стыда. Стыд так рано и так легко поглощается виной. Стыд предполагает осознание того, что некто разоблачен, раскрыт. Свой вклад вносит воспитательный метод «пристыдить».

Иногда в ребенке может обнаружится стремление к повтору собственных действий, одержимость, приверженность ритуальным повторам. Ребенок таким образом «завоевывает власть» над своими родителями в тех областях, в которых он не мог достичь с ними взаимодействия (компульсивный невроз). Дети как правило проходят этот кризис пристыженными и извиняющимися, боящимся быть увиденным. Сверхкомпенсаторная реакция — автономия в форме открытого неповиновения. На этой же стадии может зародиться сомнение, связанное с осознанием того. что ты видишь только лицевую, но не обратную сторону(компульсивное сомнение может проявляться в параноидных страхах). Импульсивность дает человеку свободу выражения, компульсивность важна в делах, требующих порядка, но обе черты являются компенсаторными чертами личности. Чувство автономии есть отражение родительских чувств собственного достоинства и самостояния. Потребность человека очерчивать границы автономии является базисной.

Антиципация ролей («я есть то, чем, я могу вообразить, я стану»)

Фаллическая стадия

Задача индивида на этой стадии — выяснить какой же именно персоной он может стать. Ребенок должен выйти из этой стадии с чувством инициативы, как базисным для реалистического ощущения собственных целей и амбиций. Ребенок должен научиться сочетать дозволенные ему действия с собственными возможностями. На этой стадии наиболее сильное стремление к обучению. В поведении на этой стадии доминирует модус вторжения: вторжение в пространство при помощи активных движений, вхождение в неизвестное при помощи всепоглощающей любознательности.. влезание в уши и головы других людей своими криками и воплями, физическая атака в отношении других людей, первые пугающие мысли о том, чтобы ввести фаллос в женское тело. Эдипов комплекс. На этой стадии появляется модальность делания. Причем у мальчика акцент остается на делании посредством мозговой атаки, а у девочки он может обернуться ловлей посредством агрессивного захвата, или превращения себя в привлекательную и неотразимую особу. Формируются предпосылки мужской и женской инициативы. Просыпается глубинное чувство вины, поселяющее уверенность в совершении каких-то страшных преступлений. Инициатива влечет за собой антиципирующее соперничество (борьба за первенство). Неизбежное и необходимое поражение также ведет к переживанию чувства вины и тревоги.

У мальчиков «комплекс кастрации» — опасение лишиться пениса у мальчиков, или чувство вины за отсутствие пениса у девочек (потеря пениса в знак наказания за тайные фантазии и поступки). Связанные с инициативой конфликты найдут свое выражение в истерическом отвержении или в самоограничении. Это может быть скомпенсировано в демонстрации неустанной инициативы, стремлении любой ценой добиться успеха. Появление «вечных путников», которые чувствуют, что их человеческая ценность заключается в том, кем они собираются стать в будущем, а вовсе не в том, кем они собираются стать в настоящем (психосоматические заболевания). На этой стадии приобретается первый сильный опыт сотрудничества , попытки признания ценности обеих сторон, что является противосилой для глубоко спрятанной ненависти, которая идет просто из разницы в величине или возрасте.

Феномен стадии — латентная и повальная готовность следовать за любым лидером, выдвигающим цели и предлагающим доблестное достижение этих целей. Вклад стадии — высвобождение детской инициативы и формирование чувства цели.

Идентификация с задачей («Я есть то, что я могу научиться делать»)

На этой стадии проявляется стремление наблюдать и имитировать занятия взрослых, а также принимать участие в их занятиях. Ребенок получает первые систематические знания и инструкции. Поглощенность игрой позволяет проникнуть в мир других людей. Происходит овладение социальным опытом через экспериментирование, планирование, взаимодействие с другими. Появляется чувство созидания — ощущение себя способным делать что-либо хорошо — и потребность в уединении для самостоятельного творчества. Освоение сублимации — ребенок учится завоевывать признание посредством производства разных вещей и предметов. Опасность этой стадии — развитие отчуждения от самого себя и от своих задач — хорошо известное чувство неполноценности. Семейная жизнь может не подготовить ребенка к школьной жизни, а школьная жизнь может не оправдать ожиданий предыдущих стадий. Чувство, что все, что ты научился делать хорошо до сих пор, не принимается во внимание в школьной среде. Возрастает значимость социального окружения.

Если ребенок обнаружит что его семейная принадлежность, статус и прочее влияют на отношение к нему окружающих больше, чем его собственные способности, возникает чувство неполноценности. Из-за того, что в образовательной системе как правило только женщины, возникает ощущение, что знание — это чисто женское, а действие — это чисто мужское. Задача педагога — подчеркнуть то, что ребенок МОЖЕТ. Опасность — вероятность, что ребенок за время хождения в школу так и не сможет получить удовольствие от работы. Это стадия решающая в социальном  отношении, хотя считается, что наиболее сильные потребности на этой стадии спят. О вальдорском и классическом образовании. Другая опасность стадии — если ребенок начинает воспринимать работу как единственный критерий собственной ценности.

Отрочество

Отрочество характеризуется неустойчивостью эго с одной стороны и большим потенциалом роста с другой.

Люди бывают страшно озабочены тем, что их собственное мнение о себе не совпадает с мнением окружающих, а также тем, что их собственные идеалы не являются общепринятыми. Подросток особенно страстно ищет тех людей и те идеи, которым он мог бы верить. Он боится быть обманутым и парадоксально выражает свою потребность в вере громким и циничным неверием.

На этой стадии присутствует смертельная боязнь оказаться слабаком, насильно вовлеченным в такую деятельность, где он будет чувствовать себя объектом насмешек или ощущать неуверенность в своих силах. Как следствие, подросток скорее будет вести себя вызывающе в глазах старших, чем позволит принудить себя к активности, позорной в своих собственных глазах или глазах сверстников. Подросток протестует против любых педантичных ограничений его представлений о себе и может громогласно настаивать на своей виновности даже вопреки собственным интересам. Выбор рода занятий приобретает большее значение, чем вопрос о зарплате и статусе. Стоит молодому человеку почувствовать, что окружение пытается оградить его от важных форм выражения, как он начинает сопротивляться. Переведение пассива в актив может трансформировать симптом в социальное поведение (девочка, ухаживающая за новорожденными телятами). 

Отчуждением этой стадии является спутанность идентичности. Для подростка однажды признанным деликвентным самым большим желанием является отказ от старших наставников, представителей судебных органов и т.д. Наиболее часто встречается неспособность установить профессиональную идентичность. Подростки предпринимают попытки прийти к определению собственной идентичности через проекцию своего диффузного я на другого и возможность таким образом увидеть этот образ отраженным и постепенно проясняющимся, поэтому во многом юношеская любовь — это разговор. Прояснения образа можно добиться и деструктивными мерами: обособленность или фанатичная приверженность клану, как временно необходимая защита от чувства потери идентичности.

Демократия сталкивается с необходимостью решения трудной задачи убедить молодежь, что демократическая идентичность может быть сильной, устойчивой, мудрой и детерминированной. Для этого демократия должна дать молодежи идеалы. Социальным институтом, отвечающим за идентичность, является идеология. Может происходить объединение индивидуальных кризисов в групповые временные сдвиги, доходящие до коллективной «истерии».

Специфическая задача отрочества — развитие механизмов, защищающих «Эго». Важно умение консолидировать наиболее важные жизненные достижения, ресинтезирование всех идентификаций детство в единое целое. Часто встречается психосоциальный мораторий.

За идентичностью

За идентичностью — жизнь после отрочества, использование идентичности и возвращение некоторых форм кризиса идентичности на более поздних стадиях жизненного цикла.

Кризис интимности. Юноша, не уверенный в своей идентичности, избегает межличностной интимности или же бросается в беспорядочные интимные контакты без настоящего единения. Межличностные связи становятся весьма стереотипными, что приводит к глубокому чувству изоляции. Неотъемлемой частью интимности является дистанцированность: готовность человека отвергать те силы и тех людей, сущность которых кажется ему опасной. Во взрослом возрасте человек должен прийти к этическому чувству, которое выше убежденности отрочества и морализма детства. Прежде, чем будет достигнут уровень генитальной зрелости, многое в половой любви будет исходить из своекорыстия, голода идентичности, когда каждый из партнеров в действительности старается прийти к самому себе или возникает генитальная битва, где каждый стремиться стать победителем. Отчуждением этой стадии является изоляция — неспособность воспользоваться своим шансом, разделив истинную интимность. Любовь — витальная сила ранней взрослости.

Читать также: 

Ссылка на источник