Честность и самообман

Исследуя бессознательное, З.Фрейд пришел к выводу, что в психике каждого человека есть такое содержание, которое он скрывает ото всех и в первую очередь от себя самого. Фрейд описал это на примере сексуального влечения, которое вытесняется из сознания в случае, если является «запретным» (гомосексуальные, родственные связи). Как справедливо отмечается в фильме «Убить Фрейда» — это неоднозначный вопрос, стоит ли человеку развивать в себе способность быть честным с собой во всем и полностью. Психологией интересуются обычно люди, которые хотят что-то изменить в своей жизни, сознательно прервав естественный, не устраивающий их ход вещей (а для этого честность с самим собой крайне важна), поэтому я в этой статье буду относиться к внутренней честности, как к положительной и нужной способности.

Человек и его привязанности

У человека есть такая особенность, очень важная, привязываться к тому, во что были вложены силы и энергия (не важно — в работу, в отношения, хобби или что-то другое). С одной стороны, именно благодаря этой особенности у людей есть субъективное ощущение целостности своей жизни, а также возможность строить и оставаться в длительных доверительных отношениях. С другой стороны, эта же благородная особенность — умение формировать привязанность — может сыграть с человеком и злую шутку.

Когда происходит какое-то событие во внешнем мире, которое противоречит представлению о том, что «все в порядке», то оно может тотально игнорироваться нашим сознанием (не замечаться, не запоминаться) так долго, насколько это вообще возможно. Причем человек может ежедневно проделывать довольно большую «внутреннюю работу» по самоуспокоению.

Но от того, что дискомфорт или его причинность по возможности не осознаются, они не перестают существовать или ощущаться. Расстаться с ними можно лишь увидев «игнорируемое» и сделав для себя соответствующие выводы. Повышению честности и уменьшению зоны игнорируемого могут мешать самые разные страхи, и один из них — страх обнаружить, что приложенные усилия были отчасти напрасны, а также страх одиночества, пустоты, потери.

«Плохое» воспринимается гораздо лучше, чем «ничто»

Психологами в середине 20 века проводились исследования матерей и младенцев. При этом матери находились в «пансионате» для совершивших тяжкие уголовные преступления на почве психического расстройства. У многих из этих матерей были маленькие дети.

Это было время, когда в психологической науке единогласно признавалось, что наибольшую ценность для развития ребенка имеет непосредственный контакт с матерью. Тогда возникает вопрос, что будет лучше для детей этих матерей — общаться с почти обезумевшим родителем, или не общаться? При том, что некоторые матери могли причинить реальный, в том числе физический, вред ребенку в ходе такого «общения» и вели себя в целом крайне разрушительно по отношению к себе и окружающим.

Если отодвинуть в сторону вопрос усыновления детей приемными родителями, то исследователями был сделан вывод о том, что все-таки на дальнейшее психическое развитие ребенка более благотворно влияло наличие «плохой» матери, чем ее полное отсутствие.

Вернемся к «ничто». Ничто страшнее, а в маленьком возрасте и реально опаснее, чем нечто. Чтобы остаться хотя бы на какое-то время с ничто (сознательно завершить отношения, оставить занятие, которые съедало все ресурсы, но не имело достаточную осмысленность и т.д.) требуется много мужества пережить связанную с этим боль. Не многие на это готовы и не у многих есть достаточно внешней и самоподдержки.

То, что не получается забыть

Иногда такое бывает, что однажды что-то обнаружив, забыть уже не получается.

Я очень люблю интерпретации сказок юнгианского аналитика — Кларисы Пинколы Эстес. Приведу в пример ее интерпретацию сказки о Синей Бороде.

Ее сюжет таков, что Синяя Борода очаровал юную наивную девушку и сделал ее своей невестой. Она стала жить в его замке. Жених часто отсутствовал и взял с будущей супруги обещание, что она может распоряжаться всем по своему усмотрению, но не должна открывать одну комнату. Так вот однажды юная девушка со своими сестрами открыли «запретную» дверь и обнаружили там трупы бывших жен Бороды. Когда сестры ушли, девушка закрыла дверь и сделала все, чтобы он не узнал о том, что она увидела. Но ключ, который открывал заветную дверь, начал кровоточить и своей кровью залил весь дом.

Кровоточащий ключ хорошая метафора для того, чтобы показать, как девушка попыталась себя обмануть. Молодая невеста в первую очередь захотела отмахнуться от увиденного, скрыть недавнее происшествие от любимого, а главное от себя самой. В реальной жизни, конечно же нет никаких ключей, которые начинают кровоточить. Но появляется эмоциональное напряжение, а также плоховербализуемые содержания сознания, которые, если на них не обращать внимания, начинают буквально «лезть в голову» вопреки всем волевым усилиям. И чем больше от них отмахиваться, тем сильнее они дают о себе знать. Чем не ключ, который залил кровью весь дом?

Не задавать вопросов!

В качестве особой разновидности самообмана я бы также отметила такую стратегию жизни, когда человек старается максимально «не задумываться».

Не задумываться дальше конкретного дня, как бы плывя по тому течению, которое предлагается жизнью. Нет ничего плохого в том, чтобы уметь принимать то, что происходит. Но здесь может быть и ловушка, когда мы не «задумываемся» именно над тем, что окажется связанным с болезненным опытом.

Первый шаг к завершению цикла самообмана — перестать защищаться. А это означает не отгонять то, что хочется убрать. Додумать до конца свои мысли, и выделить время для того, чтобы прожить до конца сложные чувства.

Читать также: Почему время не лечит?

Ссылка на источник